Порой кажется, что если артисту удалось пережить загульные 80-е и мятежные 90-е, то ему уже ничего не страшно. Лидер культовой калифорнийской трэш-метал команды Megadeth, длинноволосый вокалист-гитарист Dave Mustaine, провел молодость на славу: скандалы, аресты, проблемы со здоровьем и мировая рок-слава. Теперь же загулы – в прошлом. Когда мы встречаемся с 54-летним Дейвом за несколько часов до московского шоу Megadeth, приуроченного к 30-летию дебютного альбома, рокер расслаблен и улыбчив. Хотя, как мы узнали из беседы, путь в Россию у группы был весьма волнительным.

Давай начистоту: ты же и представить себе не мог 30 лет назад, что в 2015-м году будешь вот так сидеть в московском отеле и рассказывать о своей группе?

Все верно: не мог.

Чтобы записи Megadeth «выстреливали», они должны быть довольно-таки злыми. Как вы поддерживаете в себе здоровый градус злобы все эти годы?

Я бы не сказал, что мы питаемся злобой. Мы просто очень амбициозны и знаем, чего хотим. А когда ты знаешь, что тебе нужно, то привыкаешь достигать поставленной цели. Не получилось? Плохо старался, пробуй еще! У меня на все есть свое мнение, я всегда таким был: когда общаешься со мной, ничего не нужно домысливать – я тебе сам все прямо скажу. А бывают артисты, которые любят изъясняться всякими дурацкими клише, хотя этого на самом деле никому не нужно. Если хочешь, чтобы твои поклонники понимали тебя, совет один – будь с ними честен.

Как тебе удается оставаться молодым в душе? 

 Лично мой рецепт молодости – опять-таки быть максимально честным. Ведь когда начинаешь врать окружающим, приходится постоянно держать в голове, кому и про что ты соврал. А потом знакомишься с кем-то, а он уже в курсе, что ты – лжец, и внутри у тебя появляется эдакое гаденькое ощущение. И это все тебя старит. Будь честен с самим собой и своими близкими и останешься молодым. 

У тебя на глазах выросло уже несколько поколений слушателей. Как меняются эти люди?

Знаешь, самое смешное – это то, как люди одеваются. Когда мы только начинали, девчонки ходили в коротких топиках без бретелек, их еще называли «tube tops». У них были огромные прически, а одежда – сплошь флуоресцентных цветов. Парни ходили со стрижками-маллетами… Черт возьми, какие же паршивые у всех были прически в 80-х! Вот сейчас посмотришь старый выпуск шоу MTV «Headbangers Ball», и там один животный принт другим погоняет, просто умора. Взять хотя бы Twisted Sisters. Я очень люблю и уважаю Ди, но их теперешний брутальный стиль не имеет ничего общего с тем, как они выглядели в 80-х.

Вся эта косметика – это не ко мне. Я представляю настоящего металлиста в жилетке, с зачесанными назад волосами, он тебе глотку готов перегрызть, а не карандаш для глаз просить. Мы тут недавно были в турне с Alice in Chains и показывали им их же старые фотки: столько смеха было. А вот с нами такой номер не пройдет: мы в дикие костюмы никогда не наряжались, нас нечем пристыдить. Вы от нас никогда не услышите слов «Боже мой, поверь не могу, что мы так выглядели!»

Не только прически, но и сам рок мощно преобразовался за три десятилетия. Сейчас вот в цене электроника, диджеи – новые рок-звезды, а к року отношение изменилось. Сейчас, на твой взгляд, вообще есть рок-звезды?

Само понятие рок-звезды изменилось, это правда. Я считаю последней настоящей рок-звездой Акселя Роуза. А после него пришли анти-рок-звезды во главе с Куртом Кобейном. Это были парни, похожие на своих слушателей: они не опаздывали на концерты, не понтовались, свои в доску, в общем. И люди их слушали. Мол, «Да он такой же, как я, буду его слушать».

А что касается перемен в музыке, то тут все связано с технологиями. Мы же все писали на кассеты, а теперь все делается на «цифре». Да и оборудование стало меньше, а звук – более сжатым. Но мне новые записи нравятся меньше: в них слышен такой слабый гул, а вот раньше, когда мы использовали ламповые усилители, такого не было. Сейчас кстати много людей, которые снова покупают винил и даже предпочитают аналоговую запись.

Megadeth_2015_PressShot

Назовешь одну песню Megadeth, которую бы стоило указать в учебниках истории напротив вашего имени?

Если речь идет о моей жизни, то это песня A Tour Le Monde. Не хотелось бы умереть, не успев рассказать людям, что жизнь у меня была в общем-то классная. Я очень благодарен нашим фанатам за то, что они позволили мне жить так, как я жил и с теми, с кем я жил.

Если это должна быть песня о переменах, то это Back in the Day. Она про то, как мы все начинали в Лос-Анджелесе вместе с Metallica, Slayer и парой других команд. Ну, а если нужна какая-то песня обо всем сразу – то такую я пока не написал.

А как с годами изменился ваш подход к гастролям?

В начале карьеры меня совсем не интересовало то, как я пою: я же изначально гитарист, поэтому все внимание уделял игре. Честно говоря, пение и сейчас не самое главное для меня. Но точно могу сказать, что Megadeth удалось пройти путь от агрессивной гитарной музыки к звучанию, где важную роль играет мелодия. В нашем жанре не так уж много команд, которым удается оставаться мелодичными, выдавая на сцене оглушительные гитарные партии.

Ваш новый альбом называется Dystopia. Какие у вас любимые антиутопии?

Трудно сказать: мне по душе и классика, вроде «Планеты обезьян», и что-то поновее – «12 обезьян», «Столкновение с бездной», недавний «Разлом Сан-Андреас». Это все истории о том, что миру конец. И знаешь что? Миру и правда ... (конец)! Я не особо парюсь по поводу всемирного потепления: меня больше волнует проблема терроризма. Ведь вся суть терроризма в том, чтобы люди жили в страхе.

Одни люди идут убивать других людей - в Кении, в Париже. Над Украиной, Египтом и Малайзией падают самолеты, гибнут невинные люди. И вот ты уже думаешь: а летать-то вообще безопасно? Мы в Россию летели из Индии и пролетали над Афганистаном. И если бы кто-то предупредил меня: «Эй, Дейв, ты будешь лететь над долбаным Афганистаном», я бы сказал: «Ребят, а может лучше другим маршрутом двинем?». И вот сижу я в самолете, смотрю на монитор и вижу, что мы пролетаем Исламабад. И я думаю: «Вот дерьмо!». В общем, сидел и считал минуты до Москвы.

У нас с Россией хорошие отношения: да, мы – американцы, но в первую очередь мы – металлисты. У наших фанатов нет национальных и расовых принадлежностей: они все принадлежат нашей большой металлической семье, это наши братья и сестры. Ведь представим, что в мире больше нет правительств и флагов. Нам бы просто пришлось учиться общаться и ладить друг с другом. Главной проблемой стали бы наши диалекты и вкусы. Я вот в Индии 12 дней не ел гамбургера. И что ты думаешь? Чуть не помер!

Пришлось уплетать карри?

У меня резус-положительная группа крови: мне нужно есть много говядины. А в Индии ее не едят. В общем, как только я оказался в Москве…

Закричал «Мяса мне»?

Именно!

Купить билет

Теги: