«Сова» поговорила с бессменным лидером «Кирпичей» Васей Васиным о его кумирах, об отношении с временем, повестке дня и о Нике Кейве.

— Я все думала, как начать разговор. И вспомнила, что видела вас на премьере документального фильма Ника Кейва «Еще раз с чувством». Вы любите Кейва? Как вам фильм?

— Да, я от души люблю Ника Кейва в любых видах. Фильм просто отличный, мне очень понравился. Без него я бы его новый альбом, конечно же, не дослушал бы до конца. Мне кажется, фильм этот понравился бы любому более-менее чуткому человеку, даже тому, кто никогда не слышал о Кейве. Я испытываю симпатию ко всему, что делает Ник Кейв, певец мой любимейший. И таких персон не очень много. Ко многим важным музыкальным фигурам я абсолютно равнодушен.

Купить билеты на концерт группы «Кирпичи» в Москве
Купить билеты на концерт группы «Кирпичи» в Санкт-Петербурге

— А вы могли бы позволить себе такой уровень искренности в разговоре о себе, некоей своей трагедии? Как вы вообще относитесь к таким исповедям во внешний мир (в фильме, посвященном созданию последнего альбома Кейва, кроме прочего, много говорится о гибели его сына и том, как это изменило самого Кейва и жизнь его семьи — Л.Г.)?

— К исповедям на весь мир я отношусь с легкой брезгливостью и довольно заметным равнодушием. Не думаю, что Ник Кейв любит выставлять личную жизнь напоказ, этот уровень его искренности скорее вынужденный. То есть, факт произошел, и теперь, чего уж тут, придется как-то обозначить свою точку зрения, описать свои чувства. Тем более, что она вообще не идет с трагическим лирическим героем этого грустного артиста, с тем, как и кем он себя выставляет.

У меня свой лирический герой, и он гораздо веселее и, конечно, искренний. Как-то я даже услышал, что моему уровню искренности завидуют ближайшие друзья-коллеги. Именно эти слова были сказаны — «уровень искренности». Кстати, считаю, что люди, которые хвалятся своей искренностью, вербально обозначающие ее, часто являются чудовищными лицемерами.

— Вспомнилось высказывание Холдена Колфилда, что девять из десяти людей, плачущих в кинотеатрах, на самом деле наверняка в жизни подлецы.

— Не знаю кто это и не согласен с его мнением.

— Это главный герой романа «Над пропастью во ржи».

— К сожалению, не читал.

— Тогда вот последнее о Кейве. Он в фильме говорит такие слова — «Знаете, горе на самом деле совсем не способствует творчеству, как многие думают. Для творчества нужен воздух, нужно пространство для вдохновения. А горе просто заполняет собой все». Вы согласны с этим? Что, по-вашему, нужно для творчества?

— Да, полностью согласен с Кейвом. Искусство — это что-то лишнее, чем ты можешь поделиться, чего у тебя в избытке. Творчество — прежде всего ценная информация, юридически говоря. Чтобы что-то произвести, нужен относительный порядок в голове, мне лично. У моих знакомых блюзменов есть полушуточное «правило двух Т». Расшифровывается как «точность и трезвость». Впрочем, у всех по-разному, думаю, что для творчества всем нужно разное. Хотя я часто полностью отключаю голову, импровизирую, меня несет.

— Василий, вы в одном интервью рассказывали, что некий ваш поклонник пишет книгу о вас. Как дела сейчас с этим проектом?

— Да, было дело. И это не просто ценитель «Кирпичей», это профессиональный литератор, самый настоящий «васиновед». За 50 часов интервью, записанного на диктофон, он напоминал мне о фактах, о которых я и не подозревал или давно забыл. К сожалению, проект спит крепким сном. Но не умер. Просто не пришло его время, кажется. Вообще говоря, ничего не стоит нам встретиться, чтобы я ему наговорил еще часов 25 для новой серии.

—Вы легко относитесь, если какие-то проекты замораживают? Как вам кажется, время не линейно? Как вы с понятием времени ладите вообще?

— Да, конечно, нормально отношусь. Принцип прост: «устал — отдохни!». Что такое «линейность времени», я не вполне понимаю, оно просто идет, и никто из людей не в силах что-либо с этим сделать. Я вот стараюсь проводить его с пользой или удовольствием. Не гневя духов.

— Спрошу о возрасте. Вам через год 45 лет. Какие у вас отношения с возрастом? Как менялись эти отношения? В 25, 35, сейчас. Возраст вообще определяющее для вас понятие?

— Ну да, возраст многое определяет. Хотя считаю, что мужчины от 30 до 50 находится в одной возрастной группе. У женщин немного сложнее. В двух моих песнях звучит, что я ненавижу молодежь, но это не так, это легкий троллинг, провокация. Но, как говорится, в любой шутке есть доля шутки. Мои песни поются от лица человека явно младше меня по календарному возрасту, я отдаю себе в этом отчет. Ну что ж, это хорошо, значит могу себе это позволить. Надо сказать, когда мне было 32, я чувствовал себя заметно хуже — и физически, и психически. Сейчас хорошо живу, широко.

— Кстати, об этом. Ваш последний альбом называется «Потому что мы банда». Там есть песни вроде «Телки, тачки, бабки, пушки», «Ночная стрельба» и «Меня не беспокоят трупы каннибалов». Если не знать, что это ваш альбом, то вряд ли подумаешь, что писал это человек с вашим опытом. Скорее кто-то явно младше, глупее (в хорошем смысле). Но при этом по звучанию все довольно олдскульно. Вот как этот диссонанс уживается в вас?

— Ну у меня-то внутри этого диссонанса нет и в помине. Опыт тут мой колоссальный проявляется как раз в том, чтобы не давить из себя умные мысли и мудрости, когда этого делать не хочется, а записать веселые развлекательные песни. Кстати, в «Мы банда» все далеко не так просто, там много подтекста, скрытых вещей и тайных кодов. Не люблю натужную заумь, многие этим грешат, у нас все всегда было довольно легкомысленно, пусть так и будет.

— Если в песнях вы за легкомыслие, то как в жизни? Я прочитала несколько последних ваших интервью, и в целом, вы звучите там в отношении действительности как-то спокойно и примирительно что ли. Хотя, с другой стороны, может показаться, что вся внешняя возня для вас — рутина.

Вот вы говорите «Я вообще за Путина», потом в другом интервью, что на «Крым фест» не поехали, только потому что вашему менеджменту показалось, что организаторы не очень хорошие люди. И так далее. Хочется спросить — вас повестка дня как именно затрагивает? Вас правда всё устраивает? И противоречий нет с ситуацией в Крыму и «Крым фестом»? Ну кроме организаторов.

— Я однозначно за легкомыслие в жизни. Живи, брат, пока живется. Все суета. Все фигня, кроме пчел, но пчелы тоже фигня. Тогда интуиция нас не подвела и организаторы фестиваля действительно оказались какими-то неудачниками.

Вообще противоречий, связанных с Крымом, я никаких не вижу в принципе. Насчет текущей политической ситуации могу сказать, что все познается в сравнении. Были времена гораздо хуже, были правители гораздо хуже. Сейчас относительно хорошо, надо просто работать больше, и будет еще лучше. Я оптимист. Я верю в великое будущее России, ближайших соседей и всего мира.

— Но я еще чуть тогда уточню про легкомыслие. Вы у себя на странице ВК выкладываете регулярно такие, ну условно говоря, подготовленные фристайлы по повестке дня. Тогда чем вам нравится такой формат? Вам, получается, вообще нравится формулировать «на злобу дня» и говорить об актуальной повестке?

— Ну я же живой человек, имею уши и глаза, свою позицию, иногда ее высказываю, не важно, легкомысленная она или глубокомысленная. То, что я выкладываю (назовем это «скетчи»), я определяю для себя как отдельные короткие произведения искусства. И да, этот формат мне нравится. Подписывайтесь на меня, уважаемые зрители инстаграма, меня можно найти по тегу #vasin2017 или как @tzar_vasilich_kirpichi. Это мое выкладывание уже стало осознанным проектом, я много для этого сейчас пишу и снимаю, добро пожаловать, скоро будет много смешного!

— А вот еще из одного вашего интервью. Вы сказали, что рок-музыкант, по вашему убеждению, должен быть дураком. А что для вас это значит конкретно?

— Это всего лишь значит, что я дурак, и все рок- и рэп-музыканты, которых я знаю, недалеко от меня ушли. Умные в банках и парламентах сидят.

— Мне кажется, это какое-то намеренное принижение. Или вы просто что-то свое имеете в виду под термином «дурак». Ну вы же не можете правда думать, что менеджер банка умнее музыканта. Если брать средние какие-то величины, что в одной сфере, что в другой.

— Под термином «дурак» я имею в виду то значение, которое пишут в толковых словарях русского языка. У него нет отрицательного значения, это просто констатация факта. Вот «дебил» - слово обидное.

Ну то есть вы отрицаете в музыкальных деятелях конкретно наличие ума, верно?

— Верно.

— Тот же Ник Кейв разве глуп? или Брайан Ино? Борис Гребенщиков? Я просто пытаюсь разобраться поконкретнее, что именно вы вкладываете в это.

— Ну да, дураки порядочные. Кроме Бориса. А со средним персонажем я не знаком.

— А каких современных исполнителей (русских и зарубежных) вы выделяете для себя? Кого интересно слушать в плеере и, может быть, не один раз переслушать (кроме Оксимирона, его вы тоже несколько раз в интервью упоминали)?

— Из современных заграничных я выделяю Робби Уильямса, из отечественных группу «ГШ» и рэпера Яникса. И еще группу «Ржевский щит», это мой любимый на данный момент проект.

— Вы чувствуете разницу в мышлении с современными музыкантами? В подходе к звуку? В чем наиболее глобальные различия? 

— Я чувствую разницу в мышлении не просто с современными музыкантами. Я чувствую разницу в мышлении с абсолютно всеми музыкантами, когда-либо жившими на земле. Порой ощущаю бездонную пропасть в восприятии музыки с ближайшими коллегами, с участниками своего коллектива.

Свято верю, что нет никаких правил в производстве звука, в подходе к нему. У всех свои взгляды на сведение, мастеринг, громкость и всю эту суету. Если кто-то пытается меня в чем-то убедить, то мне совершенно фиолетово в 90% случаев. Каждый все равно услышит то, что хочет. 


— Хорошо. А случается ли так, что вы слушаете какую-то новую пластинку и сразу хочется...ну не сделать так же, а, скажем, переосмыслить собственное творчество. Поменять что-то в звуке, аранжировках, своем подходе, как у многих бывает в юности. Или на вас извне не влияет ничего в смысле собственного творческого подхода?

— Конечно, такое случается. Хочется, бывает, сделать так же, как у кого-то, и ты уже пытаешься, но не получается. И осознание этого факта отметает все дальнейшие попытки копирования и подражания. Но что-то в итоге остается как влияние.

Вот, скажем, Эрик Клэптон, последний альбом. Никогда не любил этого зануду. Слушаю последний альбом. Думаю, что за хрень, «Машина Времени» какая-то. Тексты какие-то дебильные, музыка откровенно душная. Через неделю осознаешь, что напеваешь три песни с альбома. Через две одна из этих песен крутится петлей в голове. Через месяц ты сочинил песню и понимаешь, что это песня Эрика Клэптона!

— Надо послушать. Я тоже никогда его не любила почему-то.

— Хороший альбом, естественный, убедительный и без претензии на мудрость. Обложка - шедевр.

— А на кого вы хотели быть похожим в детстве? Кто был ваш кумир?

— В детстве я хотел быть похож на Сталкера из одноименного фильма Тарковского. Еще на Д'Артаньяна, конечно, и на борзого чувачка из фильмов «Бронзовая птица» и «Кортик», который вел расследование.

— Вы до сих пор на концертах исполняете свои песни начала нулевых. Ну и вообще песни разных лет. Как с течением времени поменялось отношение к этим вещам? Вы же совсем не тот сейчас человек, каким были тогда. Как вы сокращаете дистанцию между «тем» Васей Васиным и «сегодняшним»?

— Есть лирический герой, линии которого я более-менее придерживаюсь, иногда он совпадает со мной, иногда нет.

— 11 февраля у вас концерт в Петербурге в «Зале ожидания» и 18 февраля в Москве в «16 тонн». Планируете для них что-то особенное? Может быть, какие-то премьеры?

— Мы планируем много шутить с Данилой в паузах между любимыми старыми и новыми песнями. Будет вдоволь веселых и смелых юмористических диалогов.

Купить билеты на концерт в Москве

Купить билеты на концерт в Санкт-Петербурге