Фронтмен Ваня, ударник Алексей и клавишник Дима рассказали «Сове» о новом альбоме, российской инди-музыке, Arcade Fire, Дэвиде Бирне и концерте в клубе «Театръ», который состоится уже в эту пятницу.

— Расскажите о вашем новом альбоме «Посмертные приключения». Что в нем особенного, чем он отличается от ваших предыдущих работ?

Ваня. В каком-то смысле все пластинки, записанные нами до этой, были своего рода «конструктором». Когда все, что ты знаешь о будущей песне — только ее «цвет», какой-то эмоциональный след. И ты под него собираешь детали — звуки, слова, гармонии и историю. Поэтому прошлые альбомы «Дивизии», в каком-то смысле, коллажи и сборники. Хотя «Кики» и имела единую концепцию — это была пластинка о «переходных состояниях». Но оно как-то само получилось, неосознанно.

В «Посмертных приключениях» мы впервые попробовали отложить «детали конструктора» и просто написать обо всем, что нас волнует. Хотя все равно вышли, в каком-то смысле, сказки. А звук, конечно, изменился. Песни стали более сложносочиненными и полифоничными, но при этом, надеюсь, не растеряли своей простоты.

Алексей. В отличие от двух первых альбомов, этот я могу слушать в плеере и он мне нравится.

Дима. Да, этот альбом хочется слушать больше. Он интереснее, фактурнее, много работы над звуком и композицией в целом.

Купить билет на концерт 31 марта в клубе «Театръ»

— Когда вы выкладывали первые записи в интернет в 2009-м, вы думали, что станете таким известными? Премьера «Приключений» состоялась на «Медузе» — далеко не все такого удостаиваются.

Ваня. Убежден, что в 2017 году единственный критерий, по которому можно судить об известности группы — количество людей на ее концертах. Многие не согласятся, но я уверен, что этот фактор напрямую не связан ни с публикациями в хороших модных изданиях, ни с эфирами на центральных каналах, ни даже с просмотрами на YouTube. А вот успешное выступление на большом хорошем фестивале влияет напрямую.

В любом случае это всегда плод упорного труда, наличия хороших песен и толики удачи. К нам на концерты люди ходят стабильно, но их не так много — надеемся, на презентации этой пластинки что-то изменится. Так что о какой-то известности говорить нельзя.

Алексей. Считаю важным добавить для понимания степени нашей популярности, что премьера состоялась в разделе «ШАПИТО».

Ваня. Ну на «Медузе» нет отдельного раздела культуры и музыки, там все премьеры попадают в этот раздел — так что все отлично!

Дима. На слуху сейчас оказаться не так трудно — главное, чтобы материал заслуживал внимания и нравился самим.

— Вы раньше пели на английском, но все ваши новые песни написаны на русском. Не планируете больше экспериментировать с иностранными языками?

Дима. Фонетически на русском петь гораздо сложнее — у Вани, мне кажется, получается писать хорошие тексты, которые легко «пропеваются».

Ваня. Доля песен на плохом английском даже в первом альбоме была небольшая. Так что на русском мы пели всегда.

Но вообще нам бы очень хотелось мыслить «проектно», и новый альбом — первый шаг к этому. Мы можем записать что угодно — альбом турецкого техно, готического реггей или северокорейского хип-хопа. И если концепция такой записи потребует от нас сочинить песни на другом языке, мы запоем хоть на арабском. Но пока что писать песни на русском интереснее всего.

— Вы не самая обычная группа, все же оркестров из 11 человек на нашей сцене не так много. Это вам скорее помогает или мешает? С одной стороны, выделяетесь, с другой — дольше настраиваетесь…

Алексей. Играя в группе из 11 человек, понимаешь, что шансы на коммерческий успех и рентабельность этого предприятия стремятся к нулю. Это с одной стороны печально, а с другой — помогает расставить приоритеты и избежать лишних соблазнов.

Ваня. Если мыслить практично, это очень мешает почти на всех этапах работы. Репетиции, записи, сольные концерты и фестивали — большому составу все это дается сложнее.

С другой стороны, в таком составе работа над каждой песней — приключение. Ты никогда не знаешь, как она зазвучит в финале. На новом альбоме большинство партий были заранее сочинены в виде midi-демо-версий, и все равно в итоге звучат иначе. Это совершенно потрясающее чувство — когда сырая идея вдруг материализуется в звук целого оркестра.

Ну и у нас действительно не стоит материального вопроса. Нас много, делить гонорар на всех бессмысленно. Проще вкладывать все в группу. Мы ссоримся иногда — но за все восемь лет деньги ни разу не стали причиной споров.

Дима. С таким составом играть сложно, но интересно. Конечно, проще и выгоднее выходить на сцену втроем. Но вся прелесть именно в том, что мы разные, нас много, но делаем мы одно. И на концертах каждый несет свою энергию — такого эффекта достичь малым составом гораздо сложнее.

— Вы много где выступали и с сольными концертами, и с фестивальными сетами. А где очень хотелось бы сыграть, но еще не удавалось?

Леша. Хотелось бы сыграть на большом европейском фестивале

Дима. Большой европейский фестиваль, что может быть лучше (улыбается).

Ваня. В нашей стране еще столько крутых больших фестивалей, на которых мы не играли — хотелось бы для начала объехать их все (улыбается).

А еще крутость концерта часто не зависит от размера площадки. Мы, например, все эти годы никак не могли сделать акустическую программу. Шуметь, греметь и отплясывать мы умеем хорошо: хотелось проверить себя в тихом звуке. В феврале мы впервые так сыграли, и вышло очень круто.

Вот, кстати, отличный рецепт для музыкантов. Хотите, чтобы люди на вас стабильно ходили? Сделайте так, чтобы они приходили не просто на ваше выступление, но и общались друг с другом. Отношения сейчас очень виртуализировались, и очень многим хочется живого общения, даже если они сами этого не осознают. Маленький акустический концерт, когда все сидят рядом на полу и пьют чай из одного термоса — отличный способ такую атмосферу создать.

— Вас часто сравнивают с Arcade Fire и вы, насколько мне известно, большие поклонники Arcade Fire. Вы были на их концерте? Если да, то можете рассказать о нем? Что думаете о сравнениях с Arcade Fire?

Ваня. История наших сравнений с Arcade Fire — во многом история совпадений. У нас тоже большой оркестр со скрипками, духовыми и гитарами. У нас тоже поют муж и жена. У них играет брат вокалиста, у нас сестра. Много всего такого, мы даже выросли в похожем одноэтажном пригороде. С другой стороны, мы действительно любим Arcade Fire, и их подход мне очень нравится. Альбом как высказывание, как переживание, как исследование — сейчас мне это еще ближе.

Но важно понимать: если нарисовать шкалу влияний на этот альбом, то, например, куда выше уровнем окажется Дэвид Бирн — и сольно, и в составе Talking Heads. Больше всего за этот год я слушал именно его, а с альбома «Rei Momo» началось мое увлечение африканской и латиноамериканской музыкой. Мы писали «Сонник — и вполне вдохновлялись Can и Thee Oh Sees. «Ирис» например, вполне вдохновлен как группой The National, так и «Сансарой». А «Песочница» это, в каком-то смысле, дань любви разным восьмидесятническим мейнстримовым группам, с перегруженными пошловатыми гитарами и дилейными пианино. Вот, кстати, еще один плюс большого состава — чем бы ты не вдохновлялся, пропустив идею через оркестр, ты всегда получишь свой собственный звук.

Алексей. Я был на концерте два раза, а в прошлом году мы поехали на Arcade Fire вместе с Ваней. Когда я пришел в группу 6 лет назад, они мне не особо нравились. С выходом альбома Reflektor я начал догадываться, что они великие, а побывав на концерте в Барселоне в 2014 году, убедился в этом окончательно. Во время одной из песен прослезился даже.

Ваня. Леша прослезился. Черт, это очень трогательно!

— Многие российские инди-группы становятся все популярнее и популярнее. Pompeya вон вообще в Штаты уехали, другие, как Tesla Boy и On-The-Go, просто собирают хорошие площадки. Как вы думаете, возможен ли такой сценарий у вас? 

Ваня. Успех всех этих групп — результат не только хороших песен. Важно понимать, что все они в какой-то момент сделали профессиональный выбор в пользу музыки, и их успех — результат долгого и упорного труда. Мы такого выбора пока не сделали, и вкладываем в группу столько сил, сколько у нас хватает. Видимо, этого пока недостаточно.

А еще успех любой группы, как и книжки, и фильма, в универсальности высказывания. Чем больше группа «про всех и каждого», тем больше шансов. В этом секрет голливудского кино, например. Дело не в том, что там огромные деньги и налаженный десятилетиями механизм. Просто все самые успешные голливудские фильмы абсолютно универсальны. Где бы ты не жил, в Индии, Никарагуа или Амстердаме, тебе это будет близко. Так и с музыкой.

— Вы родом из Подмосковья, а это, согласитесь, немного особенный мир. Уже не провинция, но еще и не столица. Это как-то повлияло на вашу музыку?

Алексей. Лично я коренной москвич из Крылатского (почти с Рублевки)

Дима. Я родом из Уч-Кудука, это возможно как-то повлияло на музыку, да.

Ваня. Родом из Подмосковья всего несколько участников группы. Остальные — из очень разных мест. Беларусь, Казахстан, Калуга, Волгоград — ну и москвичи, конечно.

Но если говорить «о группе» то на нее, конечно, оказала влияние подмосковная Малаховка. И дело не в том, что мы там очень много репетировали. Мы с флейтисткой Лизой прожили там всю жизнь, а вокалистка Яна — по соседству, даже наши родители учились вместе. Это особенное место — старые писательские дачи, сосны, озеро, летний театр, где играла Фаина Раневская.

У нас был литературный кружок Телешова, тут есть дача, где грушу посадил Шаляпин, очень много такого. В Малаховке всегда было как-то безопасно и, корявое определение, как-то «интеллигентно». У нас было прекрасное счастливое детство среди сиреней и дачных домиков, это, в каком-то смысле, такой маленький американский пригород. Конечно, это повлияло на нашу музыку.

Кстати, сейчас нашей Малаховки больше нет на карте. Решением области ее сделали микрорайоном города Люберцы, и это прямо больно. У нас люди бунтуют, ходят из-за этого на митинги. У нас даже своя протестная ленточка есть, в честь цветов герба поселка Томилино — желто-зеленая.

— Что будет на концерте 31 марта? Может, какие-то сюрпризы?

Ваня. Самый главный сюрприз ждет нас самих. Я до сих пор не представляю, как играть вживую новую программу, мне кажется, что все развалится на части. Но мы очень постараемся, чтобы было круто!

Алексей.Будет волшебство и чудеса

Дима. Будет прекрасное настроение, прекрасная музыка и люди.

Купить билет на концерт 31 марта в клубе «Театръ»