Хедлайнеры чешского фестиваля Mighty Sounds — не только иконы джипси-панка. Группа состоит из иммигрантов из разных уголков мира, поэтому их музыка — смесь жанров: балканские мелодии, панк, регги, даб, этника и рок-н-ролл. Музыканты не играют свои роли, а действительно живут в стиле джипси-панк.

Не верите? Прочитайте интервью с фронтменом Евгением Гудзем. Автор —  Vojta Libich.

— Я уверен, что этот вопрос задают вам во время каждого интервью, особенно в последнее время, но пройти мимо не могу. Дональд Трамп. Как вы восприняли новость о его назначении на пост президента США?

— Ох… Я так надеялся, что мы будем говорить о музыке! Мне кажется, это очевидно. То есть какой ответ ты ожидал услышать, когда одна из наших песен называется «Underdog World Strike»? Будто тушу мертвой лошади избили, затем воскресили и избили снова.

Купить билеты на фестиваль Mighty Sounds (Чехия) с участием Gogol Bordello

— Ваша группа состоит из иммигрантов и мыслящих творческих людей. И эта ситуация вроде как касается вас напрямую, верно?

— Ну, если ты повернул все таким образом, тогда я скажу — однажды став панком-иммигрантом, навсегда им останешься. Такой ответ ты хотел услышать? Посмотри на картину в целом. Все эти вещи во всех новостях сейчас, но они не появились только что! Но только теперь люди стали задумываться об этом дерьме. Мы всегда поднимали эти вопросы в нашей музыке. Люди только сейчас начали просыпаться и спрашивать, что за отстой происходит. Но это вовсе не новость для тех, кто был в сознании хотя бы наполовину. Выглядит это довольно забавно.

Не пойми меня неправильно! Хорошо, что народ задумывается сейчас! Если это действительно так. Но это смешно и грустно одновременно, когда люди покупают дорогие авиабилеты, спят в роскошных отелях, чтобы поучаствовать в марше протеста или чем-то в этом роде. Это немного разные движения.

— Некоторые участники вашей группы — выходцы из стран Восточной Европы: Украина, Белоруссия, Россия. Каково вам выступать в этих странах? Значат ли ваши песни что-то другое для жителей этих стран, в отличие от американцев?

—Ну об этом нужно спросить этих людей. Я опросы на концертах не провожу, ха-ха. Для начала мы должны решить, что такое музыка. Первые музыкальные эксперименты — это танцы вокруг костра со своим племенем. Это и есть суть музыки. Тексты — это уже следующий слой. Текст ты берешь домой и там экспериментируешь. Музыка же — больше общественный праздник.

Когда мы выступаем в Австралии, Польше, Мексике, Канаде, Бразилии, Аргентине или Украине — везде мы встречаем людей, которые наслаждаются музыкой настолько, насколько им позволяет их культура. Ну и, конечно, публика в Восточной Европе более энергичная и дикая, чем, допустим, в Канаде или Франции. Я не говорю, что канадцы скучные или что-то в этом роде. Они просто веселятся по-своему. Если говорить о лирике, мои тексты всегда были более поэтическими, чем линейными. Никто не приходит на наши концерты, чтобы провести анализ текстов. Здесь все больше хаоса и шаманства. Хаос может быть исцеляющим и освобождающим. Особенно в наше раздробленное время.

— Ну что ж! Наконец-то мы перешли к музыке. Вашему последнему альбому «Pura Vida Conspiracy» уже четыре года. Планируете новые релизы в ближайшем будущем?

— Все пути всегда ведут к музыке! Ха-ха! И я рад, что ты задал этот вопрос, потому что мы как раз закончили запись новой пластинки. Она выйдет в мае. Это должен быть по-настоящему магический альбом для нас. Спродюсировал его я сам. Просто появилось ощущение, что настало время вернуться на рельсы. Это еще и своего рода возвращение к нашей истинной философии — делать все своими силами. Первые две наши пластинки были также спродюсированы нами. Потом нам предоставилась возможность поработать с такими мастерами своего дела, как Рик Рубин и Эндрю Шепс. Конечно, мы многому научились у них.

А затем настал тот момент, когда мы поняли, что пора возвращаться к корням. Я считаю это важным моментом в жизни каждого артиста. Будто ты снова находишь свою сущность. Много лет назад мы начали музыкальную революцию. Мы проложили путь множеству групп, которые шли за нами. Это сделали наши первые альбомы и неуемные и безумные гастроли. И вот мы вернулись к турам… о, мужик, поверь, это был настоящий хардкор. Это было больше похоже на битву за выживание. Наверняка такие же сражения проходят на олимпийских играх, хаха! Когда проходишь через такое, становишься увереннее в себе, в своих силах. Так я понял, что готов вернуться к записям в таком виде, как они звучат у меня в голове. Потому что с этого все и начинается. Эта пластинка также очень разноплановая из-за того, что мы писали ее в разных местах. Ты знаешь Fugazi?

— Fugazi? Конечно!

— Одно из мест записи была студия, где Fugazi писали свои альбомы. Их звучание очень важно для нас, это было нереально круто! Иэн Маккей периодически заходил узнать, как у нас дела. Fugazi — просто напросто одна из наиболее важных групп в истории! Их творческая невинность и DIY-направленность не оставляет вопросов. Затем мы работали на студии, где записывались Beastie Boys, еще одни наши большие герои. Это было символично для нас как для группы из Нью-Йорка. Еще и любопытно — наш новый барабанщик раньше играл в Beastie Boys!

— Не может быть! Как круто!

— Не то слово! Да, Альфредо Ортис, он был барабанщиком во всех турах Beastie Boys. Действительно классный парень! И он наш барабанщик! В любом случае было действительно круто записываться на этих студиях. Чувствуешь себя причастным к величайшей музыке, которая создавалась здесь. Это очень важно для нас — попробовать в своем стиле продолжить эстетику всех этих групп.

— А как насчет выхода нового альбома? Какой лейбл?

— Мы планируем выпустить его в мае этого года. Но я не могу тебе рассказать, что за лейбл пока. Я сам нифига не понимаю почему, но сказано держать это в секрете. Сам знаешь, как это бывает. В любом случае альбом по плану выходит в мае, и мы привезем его в Европу!

— Супер! Скажешь что-нибудь аудитории фестиваля Mighty Sounds?

— Да! Я готовился к этому после твоего вопроса про наши отношения с публикой Восточной Европы. Люди, которые уже бывали на наших концертах, знают, что мы пытаемся играть каверы на их языке всегда. Мы тщательно готовим эти песни перед туром. Это должны быть отличные, эпичные песни! Для чешской аудитории — что-то из творчества народного героя Михала Тучного. Но это может быть множество разных жанров. В Польше мы играли «Spytaj Milicjanta» культовой польской хардкор-панк группы Dezerter. Я помню эту песню с детства, и она получилась офигенно крутой. И мы обязательно сыграем что-то из такого на Mighty Sounds этим летом. С нетерпением жду этот фестиваль!

Купить билеты на фестиваль Mighty Sounds (Чехия) с участием Gogol Bordello